Крупнейшее в мире паломничество снято в VR.

Один раз в год, каждый год на протяжении уже 14 веков люди со всего мира собираю скромный набор вещей и готовятся к этой поездке. Мусульмане, с детства воспитанные на значимости паломничества на родину пророка Мухаммеда в Мекку, всегда с любопытством слушают волнующие подробностями рассказы тёти, двоюродных братьев или родителей об их собственных путешествиях к святыне.

снято в vr

Преодоление трудностей, связанных с паломничеством, будоражит воображение как мусульман, так и немусульман, ведь это обязательное для каждого истинного мусульманина событие, которое он должен выполнить хотя бы один раз в жизни.

И ежегодно миллионы людей стремятся исполнить свой религиозный долг. Они приезжают для выполнения этой миссии в Саудовскую Аравию отовсюду – от Бангладеша до Великобритании. Даже в современном мире этот путь полон непростых испытаний в виде людской давки, экстремальной жары, усталости и обезвоживания.

Наверняка не один человек уже подумал о том, что было бы здорово запечатлеть это грандиозное событие в виртуальной реальности. Эта тема хорошо подходит для возможностей VR, сразу представляются полные напряжения сцены, как миллионы людей кружат в едином ритме вокруг главной святыни Ислама и молятся.

Но среди желающих неожиданно нашелся человек, который действительно взялся за реализацию этого дела.

Лука Локателли (Luca Locatelli), итальянский фотограф и режиссер, недавно завершил свое VR-паломничество: “Путешествие в Мекку и Медину 21 века” и представил свою работу для свободного просмотра в приложении New York Times VR, а также на YouTube. Предлагаем вам наш перевод интервью с режиссером для портала uploadvr.com.

Интервью с режиссером Лукой Локателли о его VR-фильме. Интервьюер Шамир Алибхай (Shamir Allibhai), 24 августа 2016. Интервью было сокращено и дополнено Шамиром.

Шамир: Каким было ваше первое знакомство с VR?

Лука: Мне очень нравится присутствие технологий в моей жизни, мне нравится пробовать новые устройства и новые способы создания контента. VR всегда был очень интересен мне. Я экспериментировал с этим еще 5 лет назад, это было не очень успешно, но VR уже довольно давно меня занимает.

Когда Google и Facebook заявили о своем участии в VR проектах, я подумал “о, это тот самый правильный момент”, потому что теперь это уже не дорогие недоступные большинству технологии и скоро каждый желающий сможет получить доступ к VR контенту. Теперь появилась возможность создать что-то действительно стоящее.

снято в vr

Режиссер Лука Локателли

Шамир: Как пришла идея рассказать историю паломничества в Мекку?

Лука: Мой случай особый, потому что несколько лет назад я влюбился в девушку, которая стала моей женой. Она из Индонезии и выросла в мусульманской семье. Индонезия является светским государством, но имеет самое большое количество мусульман в мире.

Я был воспитан как христианин, поэтому много знаю о христианстве и мало знаю об исламе. За последние годы я многое узнал об исламе, в том числе и о паломничестве в Мекку.

Моя жена, однажды, показала мне фотографии в Фейсбуке нашего друга, это были селфи из невероятного места с огромными зданиями и он выглядел очень довольным. Я спросил жену – что это за место? Индонезия? Дубаи? Она ответила: “нет, нет. Это Мекка”. И я такой: “Вау! Правда?! Это Мекка?”. Она сказала: “Да. И я хотела бы побывать там однажды. Это мечта большинства Индонезийцев – побывать там и совершить паломничество”. И тут я почувствовал: “О боже! Это и есть тема для фильма!”.

Возможно, я был единственный человек с запада, который не знал о паломничестве в Мекку, но я захотел его совершить.

Шамир: Невероятен сам факт того, что правительство Саудовской Аравии разрешило вам снять фильм об Умре (малое паломничество в Мекку), они очень редко дают такие разрешения.

Лука: Да, да. Это была самая трудная часть, потому что тут есть два варианта. Один из них – просто купить поездку в турфирме и совершить малое паломничество Умру, походу которой и записать весь материал. Но из уважения к этому месту я хотел сделать это более подробно, для чего нужен был специальный доступ.

Вместе с New York Times мы прошли долгий путь согласований в течение 8 месяцев, чтобы в итоге получить окончательный ответ. Правительство Саудовской Аравии задавало много, очень много вопросов. Я написал подробнейшее описание проекта и разъяснил весь порядок моих действий вплоть до конца каждого дня пребывания, в соответствии с их требованиями, добавив что этот проект будет служить и их целям. Обе стороны хотят показать миру такой формат посещения Мекки, как Умра, показать что Мекка – это на самом деле спокойное безопасное место, что любой желающий может приехать туда, чувствовать себя вполне комфортно, безопасно и сможет спокойно помолиться.

В итоге правительство Саудовской Аравии проявило достойную заботу. В конце концов, все люди – братья. Я не преследовал каких-то плохих целей, опорочивших бы репутацию города, наоборот – я хотел рассказать миролюбивую историю и помочь развитию Мекки.

Шамир: Мне кажется, что в вашем фильме улавливается взаимосвязь между материальными и духовными темами. Вы критикуете правительство Саудовской Аравии в желании больше зарабатывать на паломничестве или делаете им комплимент?

Лука: Да. Это хороший вопрос и он затрагивает дальние уголки моей журналисткой души. Я люблю рассказывать истории таким образом, чтобы у зрителя сами собой возникали такие вопросы. Но я не хочу подталкивать зрителя к тому или иному суждению.

Я люблю показывать то, что есть и вы сами можете решать что правильно, а что нет. Таким образом вы можете прочувствовать одну и ту же историю по-разному. Я лично считаю, что мир глобализован и для меня вполне нормально видеть вывеску KFC прямо напротив Каабы (самое священное место для мусульман в виде кубического строения в центре мечети).

Например, многие Индонезийцы совершают паломничество и при этом также любят поесть в KFC. Таким образом получается, что это просто хорошая возможность для бизнеса, вы понимаете. Никто же не задает вопрос – почему возле Ватикана в 300 метрах от дома Папы открылся Макдональдс? Он тоже не имеет ничего общего с духовной составляющей, но когда время для молитвы – вы молитесь, а когда время для еды – вы едите.

Так что, это вы – зрители, должен для себя решить правильно что-либо или нет. В Мекке есть многие, кто не приемлет такого рода вещи. В то же время, это просто дает людям возможность поесть то, что они хотят, знакомую пищу. Это никак не влияет на нашу духовную составляющую.

Шамир: Какая часть съемок этого VR проекта была самой трудной?

снято в vr

Режиссер Лука Локателли

Лука: Самой трудной частью, как не странно, была техническая. Делать качественное видео для VR – все еще достаточно большая проблема. У нас было устройство, состоящее из 6-ти камер, закрепленных на специальной рамке – “риге”, напечатанной на 3D-принтере.

Пришлось снимать одну и ту же сцену не один раз, чтобы получить качественный материал и вы имеете достаточно мало возможностей контролировать этот процесс. Например, приходилось просто устанавливать камеру, включать съемку, отходить в сторону и просто ждать некоторое время, надеясь, что прохожие не испортят дубль. Это было очень тяжело.

Честно говоря, я был очень удивлен, когда после съемок материала мы начали сшивать все видео и увидели, что на самом деле все идет неплохо. Это выглядело так: “Вау! Это действительно работает.” Я убежден, что сейчас самое время для VR и поэтому много думаю о технических аспектах процесса.

Шамир: Как много людей работали с вами над этим проектом?

Лука: Нас было всего трое. У меня был местный ассистент и второй оператор. Я снимал материал, выбирал места и разбирался с Министерством информации. У меня был сопровождающий, которого я должен был спрашивать о возможности съемки тех или иных мест и он организовывал туда доступ.

Шамир: Были ли сняты такие места, которые вы не включили в фильм, посчитав их неудачными?

Лука: Камеры GoPro снимают в широкоугольном формате, так что иногда, даже если передо мной происходила интересная сцена, она могла получиться плохо. Как сцена с часами на башне, которая была прямо передо мной, а на монтаже получилось, что она очень далеко. Некоторые сцены выглядели здорово в реальности, но в VR это оказывалось не так удачно и наоборот. Каждый вечер после возвращения в свой номер я просматривал отснятый материал с нескольких камер, пытаясь лучше понять как работает визуализация происходящего через VR. Я пытался улучшить этот процесс и был очень удивлен, когда увидел на сколько хорошо работает VR, когда вы находитесь в гуще событий.

Перемещение камеры в VR пока не очень правильный ход. Я пробовал снимать, пока шел вокруг Каабы, но когда вы увидите это через очки виртуальной реальности – вы можете почувствовать дискомфорт, так как на самом деле вы не двигаетесь.

Как фотографу, мне пришлось полностью изменить способ создания композиции снимаемого пространства.

Шамир: Вы уже работаете над будущими проектами в VR?

Лука: Я хочу помочь в решении проблемы глобального потепления через большой проект. Собираемся ли мы в будущем производить достаточно энергии (без использования углеводородов), чтобы решить проблему изменения климата?

Я собираюсь подняться на ветряные электростанции в Северном море и побывать внутри атомной станции, чтобы изучить эти вопросы. Но я должен разобраться, как и где VR сможет показать свою магию, ведь для него нужно пространство, нужно движение и реальная история, которую можно рассказать через VR.

Автор фото: Лука Локателли для журнала NY Times. Кадры процесса съемок: Эссам Аль-Галиб (Essam Al-Ghalib).

Не пропусти ничего важного из мира виртуальной реальности, подписывайся на наш Facebook, группу в ВК и добавь сайт 1VR.RU в закладки.

Мы всегда рады сотрудничеству, но прямое копирование материалов возможно только при указании кликабельной ссылки 1vr.ru

Сохранить

Сохранить